Божков Олег Борисович

божковСтарший научный сотрудник Социологического института РАН

Сектор социологии семьи, гендерных и сексуальных отношений

Подробнее о Божкове О.Б. см. на официальном сайте СИ РАН

 

 

 

Социологом я стал от неудовлетворенности

Еще будучи студентом факультета журналистики ЛГУ я сотрудничал с «Ленинградской правдой» и «Сменой», а в 1963 году попал в газету объединения «Светлана». Тогда это было огромное объединение, в котором работали более 30 тыс. человек. Основной контингент – молодые девушки, преимущественно – лимитчицы. Жили они, как правило, в общежитиях или в съемных квартирах. И очень надеялись, что рано или поздно получат и постоянную прописку в Ленинграде, и постоянное жилье. У них было много самых элементарных, прежде всего, бытовых проблем.

В газете я отвечал за выпуск молодежной страницы. Конечно, работал в тесном контакте с комитетом комсомола, органом которого и была эта страница. Вместе с членами комитета мы придумали несколько новых рубрик, адресованных как раз самой массовой группе работниц. Например, «Советы молодой хозяйке», «Как правильно распорядиться зарплатой», «Досуг в крупном городе» и т.п. Правда, партком объединения не одобрял эти идеи, настаивал на том, что основная задача молодежной страницы – пропаганда трудовых достижений и движения за коммунистический труд.

В поисках аргументов в пользу наших новаций, мы решили провести опрос читателей о том, что реально они читают в заводской газете, какие материалы им нравятся, какие материалы они хотели бы читать. Это начинание подтолкнуло меня к поиску специалистов по опросам. Познакомился с Генриадой Ивановной Хмарой и Виктором Васильевичем Бойко. Они познакомили меня с другими социологами, в частности, с Альбертом Васильевичем Барановым, который как раз в это время провел уникальное исследование – проанализировал содержание газеты «Известия» за 50 лет, а также с Андреем Николаевичем Алексеевым, Владимиром Александровичем Ядовым и Борисом Максимовичем Фирсовым.

А. Баранов познакомил меня с контент-анализом, под его влиянием я начал именно с анализа содержания своей газеты. Надо сказать, что поначалу мои коллеги и, прежде всего, редактор газеты отнеслись к этой затее более, чем скептически: «Да знаем мы это содержание, сами же его делаем». Тем не менее, результат и для них оказался несколько неожиданным, а содержание, выраженное в списке регулярных тем, а также в числах частот их встречаемости в газете, оказалось довольно убогим и скучноватым. Уже это заставило задуматься о том, что тематический репертуар газеты стоило бы делать более разнообразным.

Генриада Ивановна обладала роскошной библиотекой по социологии, а Виктор Бойко всерьез занимался вопросами достоверности и надежности данных, которые социолог получает от респондентов. Огромную помощь при разработке моей первой анкеты я получил он Андрея Николаевича Алексеева, который участвовал в проектах Владимира Эммануиловича Шляпентоха по изучению читательской аудитории «Литературной газеты» и «Известий». В общем мне здорово повезло с учителями и мое приобщение к социологии проходило и быстро, и успешно.

Недавно, я нашел на антресолях свою дипломную работу «Газета «Светлана» и её читатели», которая была защищена на факультете журналистики в 1969 году. и сегодня, с высоты более чем сорокалетнего опыта работы социологом, этот диплом не вызвал никаких отрицательных эмоций, в нем не обнаружено школярской наивности, ни излишней публицистичности, свойственной начинающим социологом. Это был один из первых на факультете журналистики ЛГУ социологических дипломов. Защитить такой диплом после чешских событий, в годы набирающего силу застоя, было не просто. Мой научный руководитель был в полном мраке, но нашел способ выхода их сложной ситуации. Он посоветовал мне найти оппонента из обкома партии и таким образом «подстелить соломки». К счастью, такой оппонент нашелся. В этой роли выступил зам.зав.

идеологического отдела Обкома КПСС Владилен Иванович Кузин, который не только внимательно прочел мой опус, но приехал на защиту, выступил на ней и дал работе в целом высокую оценку, подчеркнув её практическое значение.

Получив диплом журналиста, я ушел из газеты в социологическую лабораторию факультета общественных наук Политехнического института под начало Генриады Ивановны Хмары, которая в это время выполняла очень интересное всесоюзное исследование по заказу московского института полиграфии, с целью разработки прогноза развития разнообразных печатных средств массовой коммуникации.

В 1968 году я стал членом Советской социологической ассоциации (ССА).

Были и зигзаги в моей социологической биографии. Один из зигзагов привел в отдел научно-технической информации одного из КБ объединения «Позитрон». Здесь пришлось заняться изучением информационных потребностей инженеров. Одна из проблем состояла в том, чтобы отличить инженеров от техников, которые занимали инженерные должности, а также рабочих, занимающих должности техников. Чтобы её решить, пришлось заняться анализом должностных инструкций и построить индекс регламентированности процесса труда. И уже после этого была создана анкета для посетителей дней информации. Сайт для поиска девушек по вызову проститутки омск Сохрани чтобы не потерять Глава диссертации начальника отдела, посвященная социологическому исследованию, потребовала отзыва от социолога. Этот отзыв дал Андрей Григорьевич Здравомыслов и предложил мне перейти на работу в Институт конкретных социологических исследований (ИКСИ) АН СССР, где он руководил сектором методики и техники социологических исследований. Это случилось в июне 1971 года.

С тех пор работаю именно социологом в системе академии наук. И хотя по записям в трудовой книжке можно принять меня за «летуна», но на самом деле я фактически не менял места работы – просто изменялись эти места. В 1975 году был образован в Ленинграде Институт социально-экономических проблем (ИСЭП) АН СССР, затем социологический отдел вышел из состава ИСЭП и стал филиалом ИС РАН, затем приобрел статус самостоятельного института (СИ РАН).

Преподавал методик и технику социологических исследований в Университете марксизма-ленинизма, затем, с 1989 года по 2013 год – в институте культуры и искусств им. Н.К. Крупской. И теперь с болью наблюдаю, как оказывается невостребованным огромный (и уверяю – ценный) опыт накопленный советскими-российскими социологами. Более того, этот опыт «стряхивается как пыль с наших ног».