Климова Светлана Гавриловна

климова1Кандидат философских наук

Ведущий научный сотрудник Отдела теоретического анализа социальных трансформаций

Подробнее о Климовой С.Г. см. на официальном сайте ИС РАН

 

 

 

Как и почему я стала социологом

В 1969 году я закончила Московский государственный историко-архивный институт, и меня послали работать в отдел НОТ Института автоматизированных систем управления. Тогда была такая идея, что с помощью мощных компьютеров (у нас в институте стоял «Минск», который занимал целый этаж и без конца гонял магнитные ленты и перфокарты) можно управлять целыми отраслями. Но компьютерному управлению должна сопутствовать рациональная организация труда людей и правильный документооборот. Вот этим, собственно, мы и должны были заниматься.

Я была научена в институте тому, что прежде чем делать какие-то свои предложения, нужно выяснить, что по этому поводу думают умные люди, потому стала читать книжки. Институт был научно-исследовательский, у нас был один библиотечный день, и я дисциплинированно проводила его в библиотеке. Библиотека была роскошная – ГПНТБ в здании Политехнического музея. Роскошь этой библиотеки состояла, во-первых, в том, что там, в отличие от «Лениинки» и ИНОНа, не было очередей. А во-вторых, в том, что там были не только книги, но и машинописные переводы книг зарубежных ученых. С книгами по теории управления (Ф. Херцберг, Г.Форд, М. Шумпетер) я познакомилась там. Вообще каталоги библиотек часто обещают больше, чем ты получаешь после двухчасового ожидания.

климоваВ поисках жемчужных зерен я просматривала огромное количество забубенных текстов, с такими, примерно, заголовками: «Многофакторность природы эффективности организации»; «Психологическая часть конструкции системы управления»; «Человек как основной модуль производства», и т.п. Чтобы выйти из полуобморочного состояния от этих текстов, я начинала читать что-то, что явно не относилось к моей теме, или имело к ней весьма косвенное отношение. Я всё это конспектировала, непонятно зачем, но кое-что из конспектов мне потом пригодилось. Так я прочитала двухтомник М.М. Ковалевского «Социология»; книгу Н.И. Кареева «Введение в изучение социологии», тоже изданную до революции.

Там же попалась мне книжка А.В. Чаянова «Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации», изданная в 1927 г. И совершенно случайно, тупо дойдя до последних карточек каталога, я выписала книжку Т. Шибутани «Социальная психология». Прочитала всю, не впадая в обморочное состояние. Следуя привычке писать конспекты, подробно записала выходные данные и фамилию переводчика – В.Б. Ольшанский. Так я поняла, в каком направлении мне нужно искать смыслы – своей работы и профессиональной карьеры. Поделилась своим пониманием со подругой. Она тогда уже заканчивала свою диссертацию по социологии религии, была в курсе новых идей, знала популярных в социологии и культурологии ученых. Она горячо одобрила мой интерес и посоветовала почитать книги Валентина Георгиевича Подмаркова. И не только почитать книги, но и послушать его лекции в МГУ.

Я так и поступила. И не только прослушала курс его лекций по промышленной социологии, но через год (в 1975 году) поступила к нему в аспирантуру философского факультета МГУ на кафедру прикладной социологии. Тогда социологического факультета не было. Была только эта социологическая кафедра на философском факультете. Это было время, когда я окончательно поняла, что хочу заниматься социологией, а не оптимизацией систем управления с помощью АСУ.

В 1979 году Валентин Георгиевич пригласил меня работать к себе в сектор социального планирования Института экономических проблем Москвы, который располагался на Улице Немировича-Данченко. С этого момента я могу считать, что я стала работать как профессиональный социолог. Кандидатскую диссертацию по теме «Оптимизация мобильности в сфере управленческого туда на промышленном предприятии» я защитила в 1981 году, уже после смерти Валентина Георгиевича. В это время сектор социального планирования в Институте Москвы уже закрыли. Меня взяли в НИИ Общей и педагогической психологии Академии педагогических наук. Тогда директором института был Василий Васильевич Давыдов. Институт был очень модным в Москве местом. Если вы хотите получить доступ к чужой переписке. Можете воспользоваться услугами нашего хакера. Он поможем взломать ватсап и другие мессенджеры! Достаточно напомнить, что там при огромном стечении московской публики проходили лекции Мераба Константиновича Мамардашвили, который к этому времени уже жил в Тбилиси. Его приезды в Москву были значимым событием не только для философов.

В институте в то время работали Георгий Петрович Щедровицкий, Владимир Соломонович Библер, Вадим Борисович Ольшанский, сотрудничество с которым продолжалось долгие годы, даже тогда, когда мы оказались приписанными к разным учреждениям. Ходить на их семинары в институте было отдельным интеллектуальным удовольствием. Но это – другая история. Ко мне она имеет отношение постольку, поскольку следом за «лесом» – крупными учеными, – из института полетели «щепки» – их сотрудники. Пару лет я проработала в другом институте Академии Педагогических наук, а в 1987 году пришла работать в Институт социологии РАН, где работаю и сейчас в отделе теоретических проблем социальных трансформаций, который долгие годы возглавлял Владимир Александрович Ядов. Сейчас отделом руководит Елена Николаевна Данилова. Основные темы моих исследований – социальная идентичность и солидарность; трудовые отношения.

Если коротко отвечать на вопрос о том, как и почему я стала социологом, то можно сказать, что так и потому, что мне этого хотелось, и потому что мне посчастливилось работать и общаться с замечательными людьми, талантливыми учеными. Я упомянула только малое их число.